СЮРФУТУРИСТСКИЙ СИНТЕЗ ИСКУССТВ.

Александр Сизиф

 

Все мыслительные построения будущего, рационалистически обоснованные сценарии его очень приблизительны и в большинстве своем неверны. Об истинной картине будущего можно говорить только с позиций откровения – нисхождения объективно и вечно существующей идеи на субъективное сознание творчески активного индивида. Такую картину будущего (в том числе и будущего искусства) точнее считать сверхбудущим, чтобы подчеркнуть этим независимость его от логики и линейной модели времени. Сверхбудущее в каждое мгновенье есть тождество прошлого, настоящего и будущего в обычном смысле.

 

Предрасположенность человека к определенному виду искусства, его способность творить на том или ином поприще зависит от степени развития соответствующих способностей ощущений и восприятий. Музыка предполагает одни ощущения, живопись – другие, литературное творчество характеризуется своей спецификой восприятия, и так в любом виде искусства. Однако от природы человеку дан универсализм чувствований. Например, живописец вдохновляется музыкой, помогающей ему в поиске живописно-пластических решений. Поэт может трансформировать увиденное и услышанное в стихи, музыкант в своем творчестве зачастую отталкивается от зрительных и других образов.

Механическое смешение разных видов искусств или поверхностный их синтез – следствие универсализма ощущений. Такой синтез есть лишь этап в развитии восприятия, воображения, мышления. Вершина развития – тождество всех видов ощущений, переживаемое в экстазе полноты жизни. Иначе это можно назвать запредельным ощущением или ощущением Запредельного – сверхбудущего, превосходящего ограниченность чувственного и рационального.

Содружество всех муз в XXI веке обретает все более явственные черты органического, глубинного синтеза, основывающегося на запредельном ощущении. По сути дела здесь речь идет о сверхспособностях, объемлющих в себе любые проявления одаренности. Человек оказывается в состоянии с равным успехом творить во всех видах искусства. Необходимое условие для этого – экстаз просветления.

Футуристы, сто лет назад потрясшие основы морали своим воинствующим экстремизмом, понимали, тем не менее, что движение искусства в будущее невозможно без единения чувственного с рациональным, то есть без усиления искусства научными открытиями. Поэтому, кроме общих идеологических манифестов, они писали еще технические декларации – конкретные рекомендации по осуществлению в реальной жизни их теоретических лозунгов. Технические манифесты живописи, скульптуры открыли перед творцами новые возможности и средства художественной выразительности. Их роль сыграна, итоги подведены. Необходимо двигаться дальше – к сверхбудущему, открывающемуся на острие тождественности чувственного и рационального, освещенного истиной благоговейного прозрения.

Наука и философия, равно как и религия, с точки зрения Запредельного неотличимы от искусства – совершаемого в глубине сердца творческого монолога пред Вечностью. Поэтому экстаз просветления не только гарант успешного творчества в любом виде искусства, но еще и условие столь же плодотворного проявления своих способностей выражения в науке и философии. Наука как материализация представлений о бесконечном и философия как эстетически окрашенное спонтанное проявление мысли в высшей точке сверхбудущего оказываются неотличимы от синтеза всех видов искусства.

Первый шаг к сюрфутуристскому синтезу – понимание того, что направления, течения, художественные школы мирового искусства обусловлены уровнем развития восприятия. В запредельном ощущении в точке «здесь и теперь» наличествует вся бездна отдельных «измов» – возникших в разное время соответствующих направлений в искусстве. Поэтому сюрфутурист все «измы» выметает с порога метлой экстатического просветления, признавая лишь единственно возможное в сверхбудущем искусство идей – вечных и бесконечных в своей сути. Но отказ от «измов» не есть их отрицание. Наоборот, он позитивен в том смысле, что предполагает владение всей духовной сокровищницей человечества. И только при этом условии ограниченность всех «измов» преодолевается устремленностью к иному – процессу и результату глубинного синтеза всего существующего.

Следующий шаг – переход на такой уровень восприятия, когда реальность кажется исполненной чудесного. В любое мгновенье повседневное может взорваться, расцвести чудом, повергающим человека в высшее и ни с чем не сравнимое изумление. Эстетика чудесного как волшебной незримой грани реальности для сюрфутуриста становится определяющей в его творчестве. Противоречия между жизнью и творчеством исчезают, растворяясь в дыхании чудесного.

Наконец, третий и завершающий этап восхождения к сверхбудущему есть не что иное, как материализация провозглашаемой здесь идеологии, как техническая творческая реализация представлений о чудесном, бесконечном и запредельном. Поэтому все виды искусства, все области научного знания в свете сюрфутуризма предполагают для своего эффективного творческого осуществления соответствующие руководства. Владение ими – ключ к вратам нового знания. Эти чудесные манифесты, призванные помочь творческой реализации в духе высшего синтеза, – особая тема, требующая отдельного большого разговора.

 

Александр Сизиф

Командор сюрфутуризма.

Директор Института Футуристических Исследований.